Размер шрифта А А А
Цвета сайта Ц Ц Ц Ц Ц
Скрыть изображения Показать изображения
Обычная версия сайта
Город Барнаул
улица Льва Толстого, 23
Как нас найти
8 3852 63-39-32
8 3852 63-94-23
aknd@yandex.ru

В России около тысячи деревень отказались от алкоголя

15 марта 2018

Идея здорового образа жизни овладевает народными массами. По оценке минздрава, в России уже около тысячи "трезвых деревень". Показательно, что тяга к трезвости не "спущена сверху", как это иногда бывает. Люди по своей инициативе собирают сходы, где решают отказаться от спиртного. А затем просят региональные власти законодательно ввести запрет на продажу алкоголя в местных магазинах.

         Почему российское село в авангарде битвы с водкой? А сельское население спивается быстрее и фатальнее, чем горожане. Смертность от алкогольных отравлений на селе по итогам прошлого года приблизилась к отметке 12 трагедий на 100 тысяч человек. Среди городского - около девяти.

        Надо понимать, что 1000 трезвых деревень и сел - цифра динамичная. Бывает, что деревня, объявившая себя трезвой, сдает позиции. Потом история повторяется - похмелье, новый сход, обращение к властям

       Возглавляет  рейтинг трезвости российских регионов Чечня.       Вопреки слухам в республике не введен "сухой закон". Приезжим, чья вера не запрещает пить водку, можно купить алкоголь в ограниченном числе магазинов. Продают два часа в сутки - с 8.00 до 10.00. В  районах Чечни - свои законы и обычаи, но подвыпивших встретить сложно. Чеченцы говорят, если хочется что-то отметить с алкоголем, то лучше выехать за пределы республики. Рядом - Северная Осетия и Ставрополье, "коньячный" Дагестан. До них из Чечни рукой подать. А травмировать психику подрастающего поколения плохим примером здесь настоятельно не рекомендуют.

      В белгородском селе Бессоновка, которое уже на въезде поражает ухоженностью и неповторимым обликом каждого дома, пересказывают  историю о Василии Яковлевиче Горине, председателе орденоносного колхоза имени Фрунзе. В былые времена селяне, большинство - спустя рукава, выполняли нехитрые, но такие тяжелые обязанности, а потом находили повод для выпивки. В то тяжелое время причин для чарки было предостаточно - не радостных, так печальных. Самогон гнали в каждой хате. Запретить пить было просто нереально, и поэтому Василий Яковлевич просто забирал у односельчан самогонные аппараты. Сначала каждому стал врагом, но потом - когда незаметный колхоз стал подниматься - все изменилось. Горин доказал каждому, что не от выпивки зависит его личное процветание, а от труда. С каждым годом бессоновцы становились все обеспеченнее.

       Достаточно сказать, что в сложные 90-е годы в село приезжали, чтобы удивиться: везде разруха, а тут на стоянке перед колхозом - новенькие автомобили блестят свежей краской. Приезжие интересовались у местных: "Это у вас тут выставка авто?"

Те только снисходительно улыбались, мол, наших это машины, колхозных ребят. И если до этого в селе и оставались противники трезвого образа жизни, то после их заметно поубавилось. За рулем уже не выпьешь. Алкоголь и сейчас не так уж охотно разбирают в сельских магазинах: есть чем заняться. Спорткомплекс, обновленный Дом культуры, здесь есть даже пиццерия, до Белгорода - опять же на авто - рукой подать. Когда пить-то, спрашивают бессоновцы, а главное - зачем?

      В Якутии запретили продавать алкоголь более чем в 170 селах. Это почти треть населенных пунктов республики. И список пополняется. Инициатива в щекотливом вопросе всегда принадлежит самим жителям: инициативная группа убеждает односельчан попытаться жить трезво. Потом люди голосуют на сходе. Если большинство согласно убрать водку с прилавков магазинов, сельская администрация ходатайствует перед Госсобранием республики о том, чтобы этому решению придали статус закона. Подобные законопроекты депутаты принимают сразу в окончательном чтении без обсуждения. Нет смысла обсуждать. Запрет на продажу отнюдь не означает, что все сельские алкоголики сразу бросают пить. Табу распространяется только на торговлю. Как считает руководитель республиканского управления по госрегулированию алкогольного рынка Матвей Лыткин, пьющего человека перевоспитывать бесполезно. Меры дадут эффект, когда вырастет поколение, не видевшее спиртного на прилавках. Впрочем, иногда - раньше.

    В селе Хатырык Намского улуса спиртное запретили продавать лишь семь лет назад. Отсюда до райцентра - всего 30 км по хорошей дороге. Казалось бы, нет ничего проще, чем закупать водку там. Однако тот факт, что алкоголь исчез из местных магазинов, оказался решающим. Люди стали следить за здоровьем, в Хатырык потянулась молодежь из других сел. А главное - здесь забыли, когда была последняя пьяная драка. Еще легче "сухой закон" приживается в селах, где до ближайшего водочного магазина сотня километров. За водкой не набегаешься. А с подпольными "точками" разбираются сами, без полиции. В селе Хара-Алдан Таттинского улуса по инициативе женщин спиртное вымели с прилавков магазинов в 1986 году. Лишь в 2016-м это решение было узаконено парламентом республики. Но за все эти годы в Хара-Алдане не было продано ни одной бутылки горячительных напитков, - отмечает глава сельской администрации Дьулустан Старостин.

 

 

 

 

 

По материалам «Российской газеты»

 

Профилактика немедицинского употребления психоактивных веществ

Негосударственные реабилитационные центры